Ученые изучали мозг человека в момент принятия решения о наказании и выяснили, что желание наказать зависит от красочности описания преступления

Просмотров: 1106

Опубликовано 05.08.2014, 20:55 (мск) Клара Галиева в Неврология, Новости

Очень плохая статьяПлохая статьяТак себе статьяХорошая статьяОтличная статья (Читатели ещё не оценили запись, станьте первым!)
Загрузка...

Группы американских ученых из Гарвардского и Вандербильтского университетов провели исследование, определяющее механизмы, которые отвечают в нашем мозге за желание наказать другого человека за какой-либо проступок. В частности, они определяли какая область мозга при этом активна, и как влияют методы, которыми описывается преступление, а также факт его умышленности на принятие решения о виновности обвиняемого. Материалы работы опубликованы в статье Nature Neuroscience.

«Весь жизненный опыт человека говорит ему, что если кто-то совершил преступление, нанес вред другому, даже незнакомому, он должен быть наказан», — говорит Рене Мэройс, профессор психологии Университета Вандербильта, руководитель исследования. — «Но не менее важна наша способность подавить импульсивное желание наказать, если мы осознаем, что вред был причинен неосознанно».

В эксперименте приняли участие 30 добровольцев — 20 мужчин и 10 женщин, средний возраст которых составил 23 года. Им зачитывали серию коротких сценариев, в которых описывалось, как главный герой по имени Джон наносит вред Стиву или Мэри. Вред, который причинял Джек в рассказах, делился на 4 разных по тяжести типа: убийство, нанесение увечий, физическая агрессия без серьезных последствий и нанесение ущерба собственности. Причем каждый сценарий писался в двух версиях — сухое перечисление фактов и яркие, красочные описания вредоносных похождений персонажа.

Например, в сценарии альпинизма, где Джон режет веревку Стива, «официальная версия» описывается так: «Стив падает с высоты 100 футов вниз на землю. Стив получает значительные телесные повреждения от падения и умирает от полученных травм». Другая версия гласит: «Стив падает вниз на камни. Почти каждая кость в его теле ломается при ударе. Крики Стива заглушают шум падающих камней, пенистая кровь течет из его рта, он истекает кровью…».

В одних историях была ясна умышленность поступка, в других — непреднамеренность и случайность. После прочтения каждого из сценариев испытуемых просили оценить по девятибалльной шкале, насколько серьезно стоит наказать Джека или не стоит наказывать вообще (0 баллов).

В то время как ученые читали участникам эксперимента различные версии злодеяний, деятельность мозга каждого из них фиксировалась МРТ.

Прежде всего выяснилось, что стиль, в которым людям сообщали о совершенном деянии, сильно влияет на их решение. Если преступление описывали яркими, образными словами, которые позволяли зрительно его вообразить, испытуемые выбирали для Джона более суровое наказание. Сухое изложение фактов того же самого преступления вызывало меньшее желание сурового наказания. Но эта разница отмечалась только в случае умышленных преступлений, если же деяние было непреднамеренным, стиль изложения не оказывал такого эффекта.

«Мы наблюдали, что можно манипулировать решением слушателей, меняя язык изложения, но только в случае умышленных преступлений», — подчеркнул Майкл Тредвэй из Гарвардской медицинской школы, автор статьи.

По словам исследователей, ясно, что фото- и видеоматериалы преступления, демонстрируемые в суде, могут повлиять на решение судьи или присяжных назначить более суровое наказание.

Хотя психологи и нейрофизиологи пока не могут описать точный биологический механизм такого эффекта, его учитывают в американском судопроизводстве. Так, судья может принять решение не демонстрировать то или иное фото или видео, если решит, что оно может повлиять на объективность присяжных.

Анализ сканирования, сделанного МРТ, показал, что во время вынесения вердикта в голове испытуемых была активна специфическая область мозга — миндалевидное тело (амигдала), расположенное в височной доле, ответственное за эмоциональную реакцию. Амигдала, в свою очередь, связывалась с дорсолатеральной префронтальной корой — областью, ответственной за принятие решений, наглядно показывая, как эмоции влияют на разум.

Если же преступление было явно ненамеренным, включалась сеть нейронов, которая нейтрализовала влияние амигдалы на кору, то есть подавляла влияние эмоций на решение о наказании. Активность миндалевидного тела, впрочем, подавлялась даже при красочном описании преступлений, если оказывалось, что проступок был совершен непреднамеренно. В этом случае в действие вступала другая регуляционная нейронная сеть, отвечающая за восприятие психических состояний людей, которая и блокировала влияние амигдалы на дорсолатеральную префронтальную зону.

ПОДРОБНЕЕ В НАУЧНОЙ СТАТЬЕ:

Michael T Treadway, Joshua W Buckholtz, Justin W Martin, Katharine Jan, Christopher L Asplund, Matthew R Ginther, Owen D Jones, René Marois. Corticolimbic gating of emotion-driven punishment // Nature Neuroscience — 2014


Клара Галиева (3800 Статей)
Должность - Автор новостного блока. Врач-невропатолог. г. Санкт-Петербург.