Клинико-иммунологическая характеристика коревого и АКДС вакцинальных процессов

Просмотров: 268

Опубликовано 25.04.2015, 16:20 (мск) Руслан Хусаинов в Инфекционные болезни, Новости

Очень плохая статьяПлохая статьяТак себе статьяХорошая статьяОтличная статья (Читатели ещё не оценили запись, станьте первым!)
Загрузка...
Клинико-иммунологическая характеристика коревого и АКДС вакцинальных процессов

Клинико-иммунологическая характеристика коревого и АКДС вакцинальных процессов

Иммунизация против кори осуществляется вакцинами на основе живых аттенуированных штаммов вируса, которые размножаются в организме привитого человека и создают прочный и длительный иммунитет [Медуницын Н.В., 1999; Макарова В.И., 2004]. Размножение вакцинного штамма микроорганизма определяет особенности клинических проявлений поствакцинального процесса, иммунных реакций, но также и возможность развития вакциноассоциированных заболеваний у детей с первичными и вторичными иммунодефицитами. При введении живых вакцин существенным является формирование специфического клеточного иммунитета, который сохраняется дольше гуморального.

Во множестве работ по оценке клинической картины вакцинального процесса, показана хорошая переносимость современных аттенуированных вакцин детьми с различным состоянием здоровья.

В ответ на введение ЖКВ развивается вакцинальная реакция, наиболее частыми клиническими проявлениями которой являются температура, гиперемия зева, насморк, покашливание, реже — конъюнктивит. В некоторых случаях могут отмечаться симптомы интоксикации: вялость, ухудшение самочувствия, снижение аппетита, головная боль. Наиболее частым симптомом коревого вакцинального процесса является температурная реакция, отмечавшаяся у 36−70% привитых. У большинства детей (более 80%) вакцинальный процесс выражен слабо [Эсауленко Е.В., 2001].

Эффективность иммунизации при введении живых вирусных вакцин, оценивается по выработке специфических антител [Хаитов Р.М., 1999]. Считают, что аттенуация вакцинального вируса ослабляет нивелирование основных иммунологических реакций, что ведет к более низкой продукции защитных АТ и более быстрой их утрате [Медуницын Н.В., 1999; Cutt F.T. et al., 1999]. По данным различных авторов, после однократной коревой вакцинации антитела вырабатываются в защитных титрах у 92−98% привитых, но от 5 до 15% детей могут остаться серонегативными. Ежегодно происходит утрата иммунитета у 0,2- 2,0% детей, а в группе с минимальными титрами антител (1:5- 1:10) в течение двух лет могут утратить иммунитет до 30% привитых [Т.В. Таточенко Т.В., 2000].

Несмотря на то, что вакцинацию производят аттенуированным штаммом вируса, в иммунном статусе вакцинируемого отмечаются изменения, характерные для инфекционного процесса, супрессирующее воздействие вакцинального вируса, но выраженное в меньшей степени. Характерный иммунологический признак коревой инфекции — переключение Тh типа ответа на Тh2 ответ, что оценивается на первом этапе по снижению концентрации IL-1 и повышению IFN-y, с повышением далее цитокинов Th-2 типа, в частности. IL-4 [Ward В., 1993; Gans НА., 1999]. Вакцинный вирус кори, подавляя клеточный иммунитет, чрезмерно активирует Тh-2 клетки, а те, за счет продукции цитокинов стимулируют В-лимфоциты, что проявляется не только специфическим антителообразованием, но и иммунологическими нарушениями [Riesberg N., 1996]. Дисбаланс в Thl/Th2 звеньях иммунитета менее длительный, чем при коревом инфекционном процессе, и его восстановление происходит быстрее. Так, повышенный уровень цитокина IL- 4 у вакцинированных против кори возвращался к исходному значению к 2 месяцам после вакцинации. В то же время, другие авторы [Gans Н.А., 1999; Ovsyannikova I.G.et al., 2003] отмечали повышение продукции IFN-y на протяжении всего коревого вакцинального процесса. В отличие от инфекции, при вакцинации не отмечается лимфопения, или снижение числа лимфоцитов и их субпопуляций происходит незначительно и не выходит за нижнюю границу нормальных показателей [Okada Н., 2001]. Вероятно, причиной этого является отсутствие активации апоптоза, о чем говорит стабильный уровень IL-18, ответственного за активацию апоптоза. На лимфоцитах у вакцинированных лиц отмечается низкая экспрессия апоптоз — связанных молекул, таких как TRAIL, CD95+ (Fas), Fas — ligand, характерных для коревого инфекционного процесса, и не отмечается увеличения количества и активации НК — клеток.

В то же время рядом авторов [Ляшенко В.А., 1996; Smedman L., 1994] было показано, что аттенуированный вакцинный вирус кори способен угнетать функциональную активность Т-лимфоцитов, что является одной из основных причин присоединения бактериальных осложнений.

Таким образом, в большинстве работ, направленных на изучение иммунологии коревого вакцинального процесса, показано отсутствие значительных изменений в иммунном статусе вакцинируемых [Полищук А.В., 2004], что говорит о безопасности аттенуированного штамма вируса и отвечает требованиям Расширенной Программы Иммунизации при вакцинации против кори лиц с иммуносупрессией.

АКДС-вакцина комбинированный препарат, состоит из взвеси убитых коклюшных микробов и очищенных дифтерийного и столбнячного анатоксинов. Анатоксины — растворимые белковые вещества, которые по антигенным эпитопам не отличаются от экзотоксина, но не имеют токсичности, ввиду блокады токсоформных групп. Клинические проявления при введении неживых вакцин и анатоксинов развиваются в первые 3 дня, проявляются повышением температуры и кратковременной интоксикацией (недомогание, головная боль, нарушение сна, аппетита). Специфический иммунитет оценивают по выработке нейтрализующих антител [Каткова И.В., 2000; Батаева С.Е., 2004]. Для повышения иммуногенности убитые вакцины и анатоксины адсорбируются на соединениях алюминия (гидроокись алюминия или фосфат алюминия) [Перепечкина Н.П., 2002]. Считают, что только 10% лиц, привитых против дифтерии, вырабатывают защитные антитела в низких титрах [Косенкова Т.В., 2000]. Однако через год после первичного вакцинального комплекса АКДС вакциной, включающего проведение вакцинации и ревакцинации, иммунитет против дифтерии могут утрачивать 5−10%, через 3−13 лет-67% и через 14−23 года-83% людей [Анохин В.А., 2004; Simonsen О., 1996]. Лица, утратившие гуморальный иммунитет, сохраняют способность к бустер- эффекту (вторичному иммунному ответу) в течение 7−10 лет после вакцинации [Харсеева Г. Г., 2006]. Антитела, синтезируемые при первичном введении анатоксина, относятся преимущественно к классам lg М и IgG, после ревакцинации отмечается увеличение содержания IgG, и, в меньшей степени, IgM и IgA. Пик активности IgA приходится на 11 деньпоствакцинального периода после ревакцинации, после чего титры его быстро падают. Напротив, высокие титры IgG устанавливались на 17 и 24 дни и оставались высокими до 50 дня [Гаспарян М.О., 1996]. После введения анатоксинов отмечается повышение концентрации и специфического IgE, которое не кореллировало с развитием аллергических реакций, а отмечалось и при гладком течении вакцинации Некоторые авторы предполагают что, синтез IgE-антител свидетельствует не столько об аллергизации, сколько о ТЬ2 типе иммунного ответа на вводимый антиген [Железникова Г. Ф. и др., 2000].

Изучение цитокинов при введении анатоксинов выявило повышение продукции IL-2, IL-4, IL-10, IFN -у, IFN -Р, а также ФНО-а, IL-1 а и IL — ip, в различные сроки вакцинального процесса. Доминирующими цитокинами при введении столбнячного анатоксина являются IL-2 и IFN -у. То есть, столбнячный анатоксин индуцирует Тh-подобный профиль цитокинов [Leef M. et al., 2000]. По мере накопления антител и связывания антигена в иммунные комплексы, наблюдается снижение синтеза IL-2 и IFN -у и значительный прирост IL-6 и IL-10 цитокинов, усиливающих пролиферацию В-клеток. Следовательно, комплекс синтезируемых цитокинов после введения анатоксинов находится в прямой зависимости от соотношения антиген / антитело [Berger S. et al., 1996]. На изменение профиля цитокинов (переключение с гуморального на клеточный) влияет адьютант, который вызывает местную воспалительную реакцию, активацию макрофагов с усилением экспрессии рецепторов МНСИ класса, необходимых для презентации антигена [Иванова В.В., 2000].

Активированные макрофаги экспрессируют и секретируют цитокины ИЛ-p, IL -2, IFN -у,(ФНО-а, IL -6) усиливающие и гуморальный и клеточный иммунный ответ.

Микробные антигены и анатоксин, являясь сильными иммуногенами и выступая в роли модуляторов иммунного ответа, могут вызывать неспецифическую иммуностимуляцию и, как следствие, поликлональный иммунный ответ [Pulaski В.A., et al 2000]. Они способны также угнетать иммунологическую реактивность, изменяя количество лимфоцитов, их функциональную активность и метаболизм [Noel С. et al., 2001]. Данные о динамике лимфоцитарного пула разноречивы. Рядом авторов отмечено увеличение количества периферических Т — и В-клеток к 7−14-му и снижение до исходного уровня к 45-му дню после прививки [Каткова И.В., 2000]. Другие исследователи описывают снижение числа Т-клеток к 14−21- м дням за счет Т-хелперов при увеличении доли CD8+ лимфоцитов. Этот процесс сопровождался снижением соотношения CD4+/CD8+, угнетением способности лимфоцитов отвечать на митогены, что расценивалось как временный иммунодефицит [Николаенко В.Н., 1990]. Описывают снижение количества Т-лимфоцитов через 7−10 дней после вакцинации, прирост численности клеточных субпопуляций через 2 месяца после прививки. Показано, что введение анатоксинов приводит к усилению гуморального и клеточного иммунного ответа на гомологичный и гетерологичный антигены [Pulaski В.А., 2000].

Изучение динамики показателей клеточного, гуморального иммунитета, цитокинов при введении анатоксинов целесообразно для уточнения механизмов специфической защиты (Тh, Th2 или сочетанный тип реакций) и характера неспецифических воздействий на иммунную систему.


Руслан Хусаинов (2042 Статей)
Должность - Координатор проекта. E-mail для связи - [email protected] Врач - ультразвуковой диагностики, детский травматолог-ортопед г. Санкт-Петербург.