Как мы реагируем в неспокойные времена?

Во времена беспорядков, когда население подвергается воздействию факторов, в основном находящихся вне его контроля, общесоциальные усилия по сдерживанию ситуации могут привести к длительным эмоциональным и психологическим потерям. 

С тех пор как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что новая вспышка коронавируса стала пандемией, страны по всему миру упорно работают над сдерживанием распространения вируса на местном уровне.

Запретительные меры в различных странах включают в себя закрытие общественных учреждений — от ресторанов до спортивных залов и музеев — и обращение к людям с просьбой оставаться дома и свести к минимуму или даже полностью отказаться от социальных контактов с людьми вне их семьи. Хотя такие меры помогли замедлить распространение коронавируса, чувство изоляции и тревоги, вызванное этой ситуацией, сказалось на психическом здоровье населения во всем мире.

«Поскольку пандемия коронавируса быстро распространяется по всему миру, она вызывает значительную степень страха и беспокойства у населения в целом», — отметили официальные представители ВОЗ.

Ученые исследовали психологию управления стихийными бедствиями и предложили методы, которые могут смягчить это воздействие.

Но прежде всего, что такое борьба со стихийными бедствиями?

Согласно Международного комитета Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК), «управление стихийными бедствиями можно определить как организацию и управление ресурсами и ответственность за решение всех гуманитарных аспектов чрезвычайных ситуаций, в частности готовность, реагирование и восстановление в целях уменьшения последствий стихийных бедствий».

Готовность относится к политике и ресурсам, которые различные страны и организации используют в случае стихийного бедствия. Ответные меры относятся к действиям, которые они предпринимают для устранения последствий стихийного бедствия, как только оно происходит.

Наконец, восстановление относится к процессу исцеления, который происходит после события. Это включает в себя долгосрочные «программы, которые выходят за рамки предоставления немедленной помощи», согласно МККК.

Все эти аспекты борьбы со стихийными бедствиями должны включать положения об охране физического здоровья, доступе к первичной медицинской помощи и ресурсам, а также об экономической поддержке. Но есть еще один вопрос, который необходимо учитывать в планах обеспечения готовности, реагирования и восстановления: психологическое воздействие бедствий.

Совершенно очевидно, что стихийные бедствия — будь то природного происхождения, такие как землетрясения и наводнения, созданные людьми, такие как войны, или вызванные пандемией — будут оказывать глубокое психологическое воздействие на людей во всем мире.

В систематическом обзоре, опубликованном в журнале Psychological Medicine в 2008 году, рассматривались различные типы катастроф, произошедших за три десятилетия — с 1980 по 2008 год. Обзор показал, что многие люди испытывают посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

«Имеющиеся данные свидетельствуют, что бремя ПТСР среди населения, подверженного стихийным бедствиям, является существенным», — заключают авторы обзора.

Исследование, опубликованное Indian Journal of Psychological Medicine в 2015 году, показывает, что распространенность проблем психического здоровья среди людей, пострадавших от стихийных бедствий, в два-три раза выше, чем в общей популяции.

Еще один систематический обзор, опубликованный в 2017 году в журнале Health Psychology Open, может объяснить, почему стихийные бедствия оказывают такое огромное эмоциональное и психическое воздействие на людей, несмотря на наличие планов действий в чрезвычайных ситуациях в странах по всему миру.

В настоящем обзоре делается вывод, что значительное число стран не имеют надлежащей готовности с точки зрения предотвращения или реагирования на проблемы психического здоровья, которые могут возникнуть после стихийного бедствия. В то время как «большинство исследований показывают, что последствия и расстройства психического здоровья от стихийных бедствий были приняты во внимание во многих странах», обзор предупреждает, что «имеющиеся исследования о готовности к стихийным бедствиям в области психического здоровья являются немногочисленными, и число документов, связанных с программами, моделями или инструментами обеспечения готовности к психическому здоровью, в последние годы существенно не увеличилось».

Среди стран, наиболее подверженных стихийным бедствиям, очень немногие — например, Таиланд и Мьянма — разработали программы обеспечения готовности для поддержания психического здоровья. Наиболее уязвимые группы населения по-прежнему находятся в неудовлетворительном состоянии.

Исследователи, проводившие обзор 2017 года, также отметили особую нехватку информационных материалов, направленных на группы, которые с наибольшей вероятностью столкнутся с проблемами психического здоровья в случае катастрофы.

«Мы обнаружили недостаток информации об уязвимых группах, таких как дети, женщины, люди с ограниченными возможностями и пожилые люди», — пишут исследователи. 

Они также отмечают, что нет достаточной поддержки для людей, которые стали бы работниками первой линии в случае катастрофы, таких как медицинские работники. Исследования подчеркивают умственное и эмоциональное напряжение, в котором находятся врачи и медсестры, оказавшиеся на переднем крае экстренного реагирования на пандемию COVID-19. Наиболее важным фактором, необходимым для предотвращения или смягчения последствий стихийного бедствия для психического здоровья, является доступ к точной и полезной информации.

В рамках глобального реагирования на пандемию COVID-19 ВОЗ неоднократно советовала представителям пострадавших стран «искать информацию только из надежных источников, чтобы вы могли предпринять практические шаги для подготовки своих планов и защиты себя и своих близких».

Исследование, опубликованное в журнале Psychology в 2019 году, показывает, что респонденты первой линии в Соединенном Королевстве часто избегают обращаться за поддержкой в области психического здоровья, поскольку боятся подвергнуться остракизму. 

В контексте пандемии COVID-19 ВОЗ подчеркнула, что люди, испытывающие возможные симптомы заболевания, могут не сообщать о своем состоянии здоровья и обращаться за медицинской помощью, поскольку они опасаются, что их могут отвергнуть.

«С момента появления COVID-19 мы стали свидетелями случаев публичной стигматизации среди конкретных групп населения и роста вредных стереотипов», — отметили официальные представители ВОЗ. «Стигматизация означает, что люди подвергаются ярлыкам, стереотипам, разделению и могут испытывать потерю статуса и дискриминацию из-за потенциальной негативной связи с болезнью», — предупреждают они. «Правительства, граждане, средства массовой информации, влиятельные лица должны играть важную роль в предотвращении и пресечении стигматизации. Мы все должны быть вдумчивыми при общении в социальных сетях и других коммуникационных платформах, демонстрируя поддерживающее поведение вокруг COVID-19».

Наконец, отдельные лица должны обращаться за поддержкой в области психического здоровья и проявлять солидарность со своими сверстниками. Кроме того, крайне важно, чтобы правительства и организации укрепляли поддержку в области психического здоровья на всех уровнях.

В брифинге, посвященном нынешней пандемии, отмечается, что:

  • необходимо широко пропагандировать безопасные и надлежащие услуги в области психического здоровья
  • необходимо обеспечить поддержку на уровне общин
  • необходимо обеспечить базовую индивидуальную психиатрическую помощь (например, оказываемую врачом человека), а также более специализированную психиатрическую помощь.

Статья по теме: У пожилых людей риск развития слабоумия повышается после стихийного бедствия.

Приглашаем подписаться на наш канал в Яндекс Дзен


Добавьте «Medical Insider» в любимые источники Яндекс Новости


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями