Городское или антропургическое бешенство

бешенство
Городское или антропургическое бешенство

Первые описания вспышек бешенства у собак в раннее новое время касаются Англии и относятся к 1026 году. В дофеодальный и феодальный периоды поселения Европы и других континентов носили рассредоточенный, в основном, сельский характер. В таких условиях не имели места значительные скопления собак и, соответственно, редки были эпизоотии бешенства среди них. С развитием капитализма образовывались и росли крупные города, в них концентрировалось значительное количество населения и, попутно, большое количество собак, часто бродячих и бездомных. Тому способствовало и антисанитарное состояние городов. Все эти обстоятельства были благоприятными для развития городских эпизоотий собачьего бешенства. Поэтому XVIII и XIX характеризуются поражением собачьим бешенством почти всех стран Европы, Америки, Азии и Африки; эпизоотичиыми по бешенству становятся в этот период многие крупные города и столицы многих государств. За время с 1886 по 1905 гг. на Париж приходилось 1/3 всех заболеваний бешенством тогдашней Франции. В Московской губернии в 1891 — 1921 гг, 50 % заболеваемости бешенством регистрировалось в Москве; 70 % случаев бешенства Петербургской губернии — в Петербурге. Более 50 % заболеваемости бешенством в Японии в 1910-1919 гг. приходилось на г. Токио. 

Царскую Россию некоторые авторы считали, чуть ли не главным эндемичным очагом Европы, так как в ней имели место постоянное и широкое распространение эпизоотии собачьего бешенства при одновременной высокой заболеваемости среди волков.

Наиболее крупные эпизоотии антропургического бешенства имели место в Европе и Америке во второй половине XIX века и 1-2 четвертях XX века. Во Франции с 1894 по 1908 г. заболеваемость бешенством преимущественно собак, составляла в год от 956 до 2771 случая, в Германии — от 371 до 1202, в Италии (1902-1908 гг.) — 33-792 и в Англии (1894- 1901 гг.)- 1-672 случая. В России к 1911 году общее количество зарегистрированных случаев бешенства среди домашних животных, преимущественно собак, достигает 12013. Бешенство волков и других диких животных в те годы официально не регистрировалось. В 1899 г. в Австрии зарегистрирован 1551 случай, в Румынии — 108. 

В ряде государств Европы городские эпизоотии собачьего бешенства привели к тому, что с ними законодательно и практически стали серьёзно бороться и к концу XIX века такие эпизоотии были практически искоренены в Англии, Швеции, Дании, Норвегии, в некоторых районах Германии, например — в Баварии. Резко сократилось число эпизоотий в Голландии и Швейцарии. Однако после I мировой войны, значительно расстроившей мирное хозяйство, в ряде других европейских государств наблюдалась новая эпизоотия собачьего бешенства — в Германии, Польше, Венгрии, Румынии, Австрии, Чехословакии, Франции, Турции, Югославии, Испании, Италии, Болгарии, некоторых других. В результате к 1923 году общее количество случаев бешенства среди собак достигло в Германии — 7314, Венгрии — 8096, Италии — 3986, Испании -713, в Польше — 11501, Румынии -1511, Франции — 1566, Чехословакии — 3134 случая. В тот же 1923 год бешенства собак не было в Англии, Дании, Норвегии, Швеции, Люксембурге, зато в США — 5170 заболеваний, а в Японии — 3000 случаев. Подобная последней картина наблюдалась в других странах Америки и Азии. 

К началу 2-ой мировой войны эпизоотии бешенства собак были искоренены в Великобритании и странах Скандинавии, резко сокращены в Швейцарии, Люксембурге, Бельгии, Австрии, Венгрии, Чехословакии и некоторых других европейских странах. Следовательно, перед 2-ой мировой войной для большинства стран Центральной Европы бешенство не представляло большой проблемы. Для СССР 30-е годы можно оценить как сравнительно благополучный по бешенству период. 

Можно сказать, что для мировых эпизоотий бешенства вторая половина XIX века и начало XX века стало характерным преимущественное поражение домашних животных. В 1886 — 1911 г.г. в Германии — типичной европейской стране, на собак приходилось 82 % всех заболеваний этой инфекцией, на рогатый скот — 13,4 %, лошадей — 1,1 % и на других животных — 3,5, %. 

По данным Shoop R.E., 1976, в Германии в начале текущего века (1915 — 1924 гг.) дикие животные, в частности, лисица, не болели бешенством, болели домашние: собаки — в 86,3 %, лошади — в 1,5 %, рогатый скот — в 5,5 %, и другие  животные — в 6,7 % случаев. Подобная картина отмечалась и в России в 1907 — 1924 гг. — на собак приходилось 72 %, рогатый скот — 23,1 %, лошадей — 2,4 % и  других животных — 0,7 %.

В период после 2-ой мировой войны повсеместно на земном шаре всё  интенсивнее стала развиваться урбанизация — рост городов и проникновение черт городской жизни в сельские населённые пункты. Поэтому название «городское бешенство» стало не совсем адекватно отражать сущность самого эпизоотического процесса, поддерживаемого в населённых пунктах. Точнее его надо называть не городским, а антропургическим. Процесс урбанизации сопровождается формированием специфической городской фауны, включающей многочисленные и разнообразные виды млекопитающих, птиц, членистоногих. По мере того, как человек одомашнивал полезных животных, складывались условия для появления синантропных животных, селившихся в человеческом жилье или вблизи него. 

Урбанизация населения сопровождается тягой горожан к природе, одним из проявлений которой является всё больший интерес людей к собакам и кошкам. Собаки и кошки наиболее приспособлены к обитанию в жилище человека и в человеческих поселениях.  

Среди собак, населяющих города, рабочие посёлки и сёла, различают служебных (военные, милицейские, МЧС, охотничьи и др.), дворовых и комнатных, бродячих, бездомных, одичавших и диких, включая волчье — собачьи гибриды. Представители последних категорий размножаются за пределами человеческого жилья, находятся вне контроля человека, что весьма опасно в эпизоотическом отношении.

В современный период в городских поселениях всего мира резко возросла численность собак и кошек. Во многих странах мира она достигла 9 — 12 % численности населения, а в США — до 16 %. Так, в США в 1948 году насчитывалось 10 млн. собак, в 1958 г. — 26 млн., а к 1975 г. численность собак и кошек достигла 100 млн. С 1960 по 1970 гг. численность населения США возросла на 23,5 %, а численность собак — на 85, 4 %, кошек — на 66 %.

В Италии к концу 80-х годов текущего века насчитывалось по 4,5 млн.  собак и кошек, в Германии — по 3 млн., соответственно, в Австрии — по 1 млн. В других странах Центральной Европы имеется такая же тенденция. 

Увеличение количества собак и кошек в населённых пунктах сопровождается ростом числа бродячих особей в городах, особенно — первых. В городах, дачных посёлках, пригородных лесах, вокруг городских помоек и свалок они организуют одичавшие стаи. Часть бездомных собак становится дикими, появляются волчье — собачьи гибриды. 

Городские собаки способны играть двоякую роль в распространении бешенства: в некоторых регионах с обилием собак и обычаем содержать их беспривязно (Азия, Африка, Центральная и Южная Америка) возбудитель бешенства способен осуществлять самостоятельный цикл циркуляции в популяции этих животных. Там же, где в основном соблюдаются правила содержания собак, где они используются как домашние и служебные животные, инфекция может распространиться на них от диких животных. Например, в европейских городах от лисиц. За счёт бездомных полу- одичавших и одичавших собак возможен обмен возбудителем инфекции между природными и аитропургнческими очагами бешенства. 

Бешенство собак сопровождает человека по путям его передвижений. Так, в 30-е -50-е гг. текущего столетия в Европейской части России бешенство собак продвигалось от центра к северу по основной железнодорожной магистрали Москва — Архангельск. Сходная ситуация наблюдалась по Транссибирской железнодорожной магистрали и в районах Урала в 50-е — начале 60-х годов. Вдоль магистралей распространялось бешенство собак и в других странах мира — в Америке, Африке. Помимо экологических факторов, например, близости животных к человеку ряд клинических проявлений у них болезни обусловливает их роль в распространении бешенства среди людей. От здоровых их отличает беспокойство, раздражительность, озлобленность, стремление убежать, молча нападать на людей, кошек, других собак и даже хищных зверей — волков, лисиц, что отличает их от здоровых. Больная собака пробегает большие расстояния. 

Возможны атипичные случаи бешенства собак — когда без стадий угнетения и возбуждения, сразу начинаются параличи нижней челюсти, сопровождающиеся выпадением языка и обильным слюноотделением, или без агрессивности с признаками геморрагического энтерита. В таких случаях хозяева лечат «своими» средствами и заражаются бешенством.

Большинство случаев укусов, наносимых людям собаками в мире, остаются незарегистрированными. Регистрируются только серьёзные укусы, требующие врачебной помощи или прививок против бешенства. 

К началу 2-ой Мировой войны эпизоотии бешенства собак во многих странах Европы были или прекращены или резко ограничены в результате применения ограничительных мер и профилактической вакцинации собак. И всё же и в настоящее время в ряде европейских стран собаки, особенно бродячие, продолжают сохранять эпизоотологическое значение и являются основным источником инфекции для человека. В 70-80-е годы в Европе среди заболевших бешенством животных на долю собак приходилось 2-2,9 % , в некоторые годы в отдельных странах — 12, 6 % в Румынии и 100 % — в Греции.

Увеличению числа безнадзорных кошек способствовало домовое строительство с утеплёнными подвальными помещениями, где обитают и размножаются эти животные. И бездомные, и домашние кошки какую-то часть времени проводят на улице, склонны к бродяжничеству, постоянно находятся в садах, парках, огородах, иногда уходят в лес и поле. Там возможен их контакт с лисицами, енотовидными собаками и другими хищниками. 

Экологические связи между кошками и лисицами прослеживаются и в пределах городов. Специальные исследования показали, что колонии лисиц и бродячих кошек располагаются в одних и тех же районах города, вблизи друг от друга и между ними возможен тесный контакт. 

Признаки бешенства у кошки характеризуются внезапным наступлением беспокойства и возбуждения, кошка не узнаёт хозяев, избегает встреч с ними, убегает в тёмный угол. Затем наступает агрессия, они набрасываются па людей, стараясь укусить их в лицо, набрасываются на других животных и даже собак. Продолжительность болезни 2-5 суток. Болезнь может протекать и в форме слабовыраженной агрессивности. Укусы кошек очень опасны. Раны имеют точечный характер, но они глубоки и многочисленны. В ряде стран Европы удельный вес бешеных кошек даже больше, чем собак. Аналогичная ситуация была в Советском Союзе и России. Эпидемиологическая роль крыс и  других грызунов, обитающих в городах, окончательно не установлена. 

В СССР после 2-ой мировой войны до середины 50-х гг. собаки оставались основными хранителями и распространителями бешенства. Последняя крупная эпизоотия среди собак происходила в 1951-54 гг., когда ежегодно выявлялось до 10-13 тыс. больных собак. Центрами были крупные города и их пригороды. Особенно заражены были регионы и страны с высокой плотностью населения — Центр и Северо-Запад России, Прибалтика, Украина. Широкая вакцинация собак уже к 1957 году по сравнению с 1954 годом позволила снизить заболеваемость животных бешенством в 3 раза. К 1966 году удельный вес собак в общем числе выявляемых животных снизился до 4,5 %. Ежегодная обязательная вакцинация собак в 1973 году была введена на всей территории СССР. Масштабы прививок нарастали: в 1960 году — около 2 млн. собак, в 1975 — более 6 млн., в 1980 — около 8 млн. В результате собаки почти перестали служить естественным резервуаром вируса бешенства. Заболевания продолжали регистрироваться, в основном, в Средней Азии и Закавказье, локальные очаги сохранились в Сибири и на Дальнем Востоке. Вместе с тем, собаки по-прежнему остаются одним из основных источников гидрофобии для человека в большинстве развивающихся стран: Азии, Африке, Центральной и Южной Америке, а также России. 

Приглашаем подписаться на наш канал в Яндекс Дзен


Добавьте «Medical Insider» в любимые источники Яндекс Новости


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями