Диагностика остеопороза у женщин в постменопаузе

В отличие от периферических переломов, в большинстве случаев переломы тел позвонков выявляются случайно при рентгенографии :по поводу другого заболевания, только одна треть этих переломов имели клинические проявления и была связаны с падением. Центральное расположение позвоночного столба в скелете, особенности двигательной функции позвоночника, большой объем губчатой костной ткани объясняют постепенное накопление деформаций тел позвонков, нарастающих по мере снижения МПК в виде, так называемых, «ползучих» деформаций. Поэтому позвоночный столб при остеопорозе (ОП) накапливает наиболее выраженные патологические изменения. Рентгенологически компрессионный перелом тела позвонка не вызывает сомнений при выраженных клиновидных изменениях тела позвонка. В настоящее время для оценки остеопоротических деформаций позвонков используют метод рентгеновской морфометрии, который позволяет на основе количественной оценки основных высот тела позвонка (передней, средней и задней) и их соотношения определить степень деформации позвонков. Хорошо известны несколько спондиломорфометрических методик, отличающиеся только алгоритмом вычисления индексов, из них в эпидемиологических исследованиях чаще применяют метод Д. Фелсенберга и Н. Дженанта.

Безусловно, что переломы периферических костей имеют яркие клинические проявления, приводят к боли, функциональным ограничениям. Но переломы тел позвонков при ОП имеют свои клинически особенности. Хорошо известно, что независимо от числа и количества компрессионных переломов тел позвонков при ОП не наблюдается парезов и параличей, что клинически позволяет провести дифференциальную диагностику ОП с опухолевым поражением тел позвонков. Кроме того, переломы тел позвонков сопровождаются болью в спине, которая по описаниям весьма вариабельна — от острой интенсивной боли в момент компрессии до асимптоматических безболевых форм или хронической умеренной боли в условиях постепенной деформации тела позвонка. Переломы тел позвонков при ОП проявляются объективной симптоматикой, выраженной в гой или иной степени: снижением роста, увеличением грудного кифоза, уменьшением объёма брюшной полости. К настоящему времени данные симптомы описаны количественно, что позволяет с большой степенью вероятности заподозрить ОП. Так, снижение роста на 2 см и более за 1—3 года наблюдения позволяет предположить перелом позвонка, произошедший за данный период времени. Снижение роста на 4 см в сравнении с ростом в 25 лет, а также уменьшение расстояния между рёберными дугами и гребнями подвздошных костей меньше ширины 2 пальцев и при появлении расстояния от стены до затылка при измерении роста — повод заподозрить остеопоротические переломы тел позвонков. Описаны и другие объективные дополнительные симптомы, позволяющие предположить переломы позвонков, уменьшение количества зубов менее 20 и снижение веса менее 51 кг. Однако выделить какой-либо отдельно взятый высокоспецифичный и одновременно чувствительный клинический симптом остеопоротических переломов тел позвонков не представляется возможным. Большинство авторов признают, что наиболее специфичные объективные симптомы, связанные с изменением осанки и снижением роста, имеют высокую прогностическую ценность только при выраженных изменениях на поздних стадиях заболевания.

В последнее время в литературе подчеркивается особое клиническое значение предшествующего перелома в анамнезе при отсутствии значимой травмы. С учётом имеющихся данных о большой роли пола и возраста в развитии ОП принято считать, что клинический диагноз ОП можно выставить без денситометрического исследования у женщин старше 70 лет, перенёсших перелом вследствие минимальной травмы. Это бесспорный случай клинической диагностики ОП на основании переломов с высоким уровнем доказательности. Возможно, что в будущем мы получим новые возможности клинической диагностики ОП на основании перенесенных переломов.

Показано, что наибольшее диагностическое значение имеет не один отдельно взятый симптом, а учёт совокупности симптомов, выявленных при оценке факторов риска, клиническом обследовании пациента и определении МПК.

Причиной боли в спине могут быть не только ОП, но и дегенеративные изменения позвоночника, врожденные или приобретенные его деформации. В то же время точную этиологическую принадлежность синдрома боли в спине в большинстве случаев определить сложно вследствие большого разнообразия и частого сочетания разных причин. Например, в одной из отечественных работ также было показано, что при обследовании в городском кабинете остеопороза 1634 пациенток оказалось, что 855 пациенток имели болевой синдром в области спины, однако лишь у 6,6% имелись рентгенологические признаки остеопоротической компрессии тел позвонков, у остальных пациенток с низкой МПК были выявлены рентгенологические признаки распространенного спондилоартроза и/или остеохондроза.

В то же время показано, что с прогрессированием остеопоротических изменений позвоночника на фоне дегенеративных изменений качест во жизни пациентов значительно ухудшается. Поэтому представляет интерес изучение взаимосвязей, клинических и диагностических особенностей сочетанной патологии позвоночника у женщин в постменопаузе.

Вместе с тем следует отметить, что в силу отсутствия ранних патогномоничных симптомов заболевания особое значение имеют такие способы, как оценка факторов риска развития ОП.

Приглашаем подписаться на наш канал в Яндекс Дзен


Добавьте «Medical Insider» в любимые источники Яндекс Новости


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями