Переосмысление риска развития рака молочной железы — интервью

Рак молочной железы — эта болезнь, которая ежегодно поражает около 2,1 миллиона женщин, но она излечима и должна быть диагностирована на ранней стадии, чтобы увеличить шансы на выживание.

Прогностические модели, основанные на генетике, могут помочь выявить женщин, наиболее подверженных риску развития рака молочной железы. Однако многие современные методы оценки риска развития рака молочной железы опираются на данные семейного анамнеза и выявление редких вариантов генов. Это может ограничить точность прогноза и общее влияние программ скрининга рака молочной железы.

Цзинмэй Ли (Jingmei Li), научный сотрудник Сингапурского института генома (Genome Institute of Singapore), решила расширить инструментарий для расчета риска развития рака молочной железы с помощью системы оценки риска, учитывающей кумулятивные эффекты общих вариантов генов. В своем интервью она рассказывает, почему заинтересовалась исследованиями рака молочной железы, и объясняет важность использования генетики, чтобы заглянуть в будущее женского здоровья. 

1. Почему вы выбрали рак молочной железы в качестве темы исследования?

Когда я была аспирантом в Каролинском институте (Karolinska Institutet) в Швеции, меня привлекла группа блестящих клиницистов и исследователей, увлеченных работой, которую они делали для больных раком молочной железы. Я чувствовала, что они выходят за рамки науки и искренне заботятся о своих пациентах. Эта энергия была просто заразительна! Я нашла еще более глубокую мотивацию, когда следила за хирургом по раку молочной железы в Сингапуре, когда он встречался с женщинами, прошедшими обследование на рак молочной железы. Это длилось всего один день, но я лично испытала беспокойство пациентов, когда они пришли на консультацию к хирургу, не зная, какой диагноз им поставят. Мне пришлось сдерживать слезы, когда счастливчики с облегчением услышали, что у них нет рака молочной железы.

2. Почему вы считаете важным изучение рака молочной железы в азиатском контексте?

Основная часть генетических знаний о раке молочной железы, доступных сегодня, получена из исследований, проведенных на участницах европейского происхождения. В менее чем 14% таких исследований участвовали азиаты. Частота ассоциированных с болезнью может сильно варьировать в разных популяциях; поэтому простая трансплантация результатов европейских популяционных генетических исследований в азиатском контексте может привести к неточным оценкам риска и ограниченной клинической полезности.

Помимо генетической предрасположенности к заболеваниям, азиатские женщины существенно отличаются от женщин европейского происхождения почти во всех аспектах жизни, включая образ жизни, репродуктивный профиль, культурные и религиозные убеждения, связанные со здоровьем, социально-экономическим статусом, метаболизмом и реакцией на препараты. Известно, что внутри этнических подгрупп существуют значительные различия.

Среди трех основных этнических групп Сингапура китайские женщины подвергаются более высокому риску развития рака молочной железы по сравнению с малайскими и индийскими женщинами. Однако китайские больные имели меньшую вероятность умереть от рака молочной железы по сравнению с малайцами и индийцами.

3. Какую ключевую проблему вы пытаетесь решить как генетик, изучающий рак молочной железы?

Моя работа сосредоточена на профилактике или раннем выявлении рака молочной железы. Много денег и внимания было потрачено на поиск методов лечения этой болезни, но недостаточно было сделано для предотвращения рака. Современные измерения генетического риска опираются на семейный анамнез, а не на генетику. Это означает, что женщина считается подверженной более высокому риску только тогда, когда у нее есть члены семьи, у которых был рак молочной железы. Однако по мере того, как размеры семей сокращаются и семьи становятся все более отдаленными, получить точную семейную историю становится все труднее. С другой стороны, геном человека может быть более информативным о его истории болезни и, соответственно, о его будущем в медицине.

В своих проектах я тщательно изучаю ДНК, чтобы обнаружить генетические различия, которые определяют, кто может заболеть раком молочной железы, а кто нет. Моя цель — обнаружить новые маркеры восприимчивости и механизмы, связанные с развитием и прогрессированием рака молочной железы. 

4. Расскажите нам о ваших исследованиях по разработке более совершенных генетических экранов для оценки риска развития рака молочной железы.

В течение последнего десятилетия я была вовлечена в выявление общих генетических вариантов, или одиночных нуклеотидных полиморфизмов (SNPs), которые связаны с раком молочной железы. Индивидуальные SNP вносят лишь незначительный вклад в риск развития рака молочной железы, но в совокупности они дают информацию для женщин в соответствии с их предрасположенностью к раку молочной железы. В общей сложности исследовательское сообщество по изучению рака молочной железы на сегодняшний день обнаружило 313 таких SNPs.

Женщина, которая знает, что у нее высокий генетический риск развития рака молочной железы, может внести изменения в образ жизни, чтобы предотвратить рак. Что еще более важно, она может сделать осознанный выбор, когда ей идти на маммографию, которая спасает жизни благодаря раннему выявлению рака молочной железы. Выживаемость женщин, у которых опухоли молочной железы были обнаружены на ранней стадии, составляет почти 100 %.

5. В дальнейшем, какие еще связанные с этим исследовательские вопросы вы будете преследовать?

Наследуемость рака молочной железы оценивается приблизительно в 30%. Если болезнь только на 30% генетическая, то ее нельзя предсказать на 100%. Многое еще предстоит объяснить, поскольку генетические события полностью не проясняют исход заболевания.

Одной из областей, которая, как мне кажется, станет важным направлением исследований рака молочной железы, является эпигенетика — модификация экспрессии генов, не зависящая от изменений самого генетического кода. Например, метилирование ДНК является ключевым регулятором для многих процессов развития и, как было показано, регулирует активность генов путем включения или выключения генов.

Метилирование ДНК также является динамичным процессом и может быть изменено образом жизни или окружающей средой; метильные группы могут быть добавлены или удалены из ДНК в ответ на такие факторы, как курение, диета, алкоголь и физические упражнения. Таким образом, метилирование ДНК может играть определенную роль в преодолении генетических и экологических факторов риска развития рака молочной железы. До сих пор маркеры метилирования были идентифицированы в ДНК на основе крови и показали, что они зависят от возраста, индекса массы тела, потребления алкоголя и табака и так далее. Выйдя за рамки генетики и включив эпигенетику в расчет риска развития рака молочной железы, мы можем улучшить наши модели прогнозирования этого заболевания.

6. Помимо дополнительных исследований, как еще мы должны бороться с раком молочной железы?

Я думаю, что есть возможности для улучшения того, как научные открытия доводятся до широкой общественности. 

Существуют доказательства того, что скрининг рака молочной железы спасает жизни, но многие женщины все еще не знают, что они должны делать на ранних стадиях. Другие факторы, такие как культурное влияние, также могут привести к тому, что женщины откладывают поход к врачу. Следовательно, самая большая проблема в исследованиях рака молочной железы заключается в том, как донести соответствующие результаты до общественности и пациентов таким образом, чтобы побудить их к действиям. Ведь знание без действия — это не сила, а бессилие.

Статья по теме: искусственный интеллект может обнаруживать рак молочной железы также хорошо как и рентгенологи.

Приглашаем подписаться на наш канал в Яндекс Дзен


Добавьте «Medical Insider» в любимые источники Яндекс Новости


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями