Неспособность мозга адаптироваться к стрессу может привести к депрессии

Авторы нового исследования из Университета Эмори (Emory University) в Соединенных Штатах пришли к выводу, что люди с депрессией, в отличие от людей без этого состояния, не способны производить адаптивное снижение уровня глутамата mPFC в ответ на увеличение ежедневного стресса. Кроме того, степень, в которой у человека с депрессией отсутствовала такая адаптивная реакция, предсказывала уровень их ангедонии в повседневной жизни. Исследование опубликовано в научном журнале Nature.

Актуальность вопроса

Тяжелое депрессивное расстройство, также известное как клиническая депрессия, является одним из наиболее распространенных психических расстройств. Кроме того, недавние исследования свидетельствуют, что стресс, вызванный пандемией COVID-19, может быть связан с увеличением депрессии и тревожных симптомов, о которых сообщают люди в возрасте до 30 лет.

Переживание стресса в течение длительного периода, например, во время пандемии, связано с развитием депрессии. Одним из основных симптомов депрессии является ангедония, или неспособность предвидеть или чувствовать удовольствие.

Однако у исследователей нет полного понимания того, как хронический стресс приводит к депрессии или сопутствующим симптомам ангедонии. Данные свидетельствуют, что медиальная префронтальная кора (mPFC), область мозга, участвующая в обработке вознаграждения и регулировании реакции на стресс, может быть вовлечена в опосредование этих эффектов хронического стресса. В то время как mPFC участвует в регулировании реакции на стресс, острый и хронический стресс также вызывают изменения в mPFC.

Исследования на грызунах показали, что глутамат, возбуждающий нейромедиатор, высвобождается нейронами в mPFC во время острого стресса. Однако грызуны, подвергшиеся хроническому стрессу, демонстрируют более низкие уровни высвобождения глутамата в mPFC, когда сталкиваются с новым стрессовым событием.

Ученые считают, что такое снижение реакции глутамата mPFC вследствие хронического стресса может быть защитной адаптацией к стрессу. Исследования уже показали, что активность глутамата mPFC изменяется при депрессии.

«Мы смогли показать, как нейронная реакция на стресс значимо связана с тем, что люди испытывают в своей повседневной жизни», — говорит доктор Джессика Купер (Jessica Cooper), автор исследования. «Теперь у нас есть большой набор данных, который дает нам ощутимую зацепку для дальнейшего изучения того, как стресс способствует депрессии». 

Материалы и методы исследования

Чтобы изучить роль mPFC в депрессии, исследователи набрали 65 человек без депрессии и 23 человека с клинической депрессией, которые не принимали лекарства. Примерно за 11-12 дней до эксперимента исследователи использовали шкалу воспринимаемого стресса для измерения субъективного или воспринимаемого уровня стресса каждого участника за последний месяц.

В день тестирования участники выполнили задание, которое вызвало острый стресс. Исследователи использовали магнитно-резонансную спектроскопию для измерения изменений уровня глутамата в mPFC до и после острого стресс-теста.

Результаты научной работы

Ученые обнаружили, что величина изменения уровня глутамата mPFC в результате острого стресс-теста была связана с уровнем воспринимаемого стресса у людей без депрессии.

Люди без депрессии и с низким уровнем недавнего воспринимаемого стресса показали увеличение уровня глутамата mPFC после теста. Напротив, те, у кого не было депрессии, но с более высоким воспринимаемым стрессом, не показали никаких изменений или снижения уровня mPFC.

Авторы исследования полагают, что отсутствие адаптивных изменений в уровнях глутамата mPFC может играть определенную роль в развитии связанных со стрессом состояний психического здоровья, таких как депрессия.

Депрессия и ангедония

Чтобы установить, была ли реакция глутамата mPFC во время острого стресс-теста связана с ежедневным функционированием, исследователи обследовали участников с депрессией через день после стресс-теста в течение 4 недель.

В ходе опросов оценивался оптимизм или пессимизм участников относительно их жизнедеятельности и фактических результатов этой деятельности. Используя эти данные, ученые определили точность оптимистических или пессимистических ожиданий участников.

Участники с клинической депрессией имели более неточные пессимистические ожидания, чем те, у кого не было депрессии. Затем исследователи создали модель, используя данные о реакции глутамата mPFC, полученные от участников без депрессии. Основываясь на этом, они количественно оценили степень, в которой реакция глутамата mPFC у участников с клинической депрессией отличалась от тех, у кого не было депрессии.

Исследователи назвали этот показатель неадаптивным ответом на глутамат (MGR). Оценка участников с клинической депрессией была положительно связана с неточными пессимистическими ожиданиями.

Таким образом, степень, в которой участники с клинической депрессией не демонстрировали адаптивного снижения уровня глутамата mPFC во время острого стресса, была связана с неспособностью предвидеть удовольствие или предвосхищающую ангедонию.

Заключение 

Авторы исследования признают, что исследование имело несколько ограничений. Ученые отмечают, что, несмотря на их усилия, диапазон баллов, используемых для оценки воспринимаемого уровня стресса, не перекрывался среди людей с клинической депрессией и людей без депрессии.

Они отмечают: «Это не было совершенно неожиданным, поскольку известно, что показатели намного выше при клинической депрессии. Однако это ограничивает нашу способность определить, была ли неадаптивная реакция глутамата, которую мы наблюдали, обусловлена в первую очередь высокой степенью воспринимаемого стресса при клинической депрессии, наличием текущей депрессии или и тем, и другим. Эти результаты продвигают наше понимание нейробиологической адаптации к стрессу и могут сыграть важную роль в выявлении новых целей лечения и маркеров реакции на лечение при заболеваниях, связанных со стрессом у человека».

Выводы

  1. Стресс в течение длительного периода может привести к депрессии, но как приводит к депрессии, не ясно.
  2. Недавнее исследование показало, что люди без депрессии, в отличие от людей с этим состоянием, адаптируются к повышенному повседневному стрессу за счет изменений в реакции медиальной префронтальной коры, области мозга, участвующей в регуляции реакции на стресс. 
  3. Неспособность выработать адаптивную реакцию на повышенный ежедневный стресс может привести к депрессии.
  4. Степень этой неспособности вырабатывать адаптивную реакцию на стресс может предсказать дефицит в повседневном функционировании.

Авторы другого исследования заявляют, что депрессия у подростков и детей связана с риском 66 болезней и смерти.

 

Перед применением советов и рекомендаций, изложенных на сайте «Medical Insider», обязательно проконсультируйтесь с врачом!

  telegram    

Редактор, автор статей.
Врач невролог в СЗЦДМ, г. Санкт-Петербург

E-mail для связи - info@medicalinsider.ru